В апреле прошлого года инвестиционный банкир Максим Бланк стал первым заместителем гендиректора Укрзализныци. На своей страничке в Facebook уже после первого рабочего дня он написал: «Сплетни. Много. Очень много. Шушукаться принято. Фраза «ну вы же понимаете, почему так было» — к месту и не к месту. Намёки, полунамёки. Конкретика быстро ускользает из диалогов, отчётность — словно специально, чтобы запутать. Много и малоинформативная». Спустя полгода СБУ провела 19 обысков в Укрзализныце, изъяв наличными 7 млн грн и $ 1 млн.
Главу ведомства — Бориса Остапюка уволили, а Бланк стал и. о. гендиректора железнодорожного гиганта. Бывший банкир оказался первым неполитиком, возглавившим одну из крупнейших монополий страны. Правда, сломать её закостенелую систему управления непросто. Бланк шутит, что как только ему становится не по себе от невозможности быстрых манёвров на таком огромном монстре, как Укрзализныця, он тут же произносит вслух «генерал-полковник Бланк» — и все проблемы уже не кажутся такими неразрешимыми.

 

Спор с собой

Для большинства бизнесменов, решивших после Революции достоинства встать в ряды госуправленцев, ключевым аргументом в пользу карьеры чиновника стал не столько постмайданный патриотический подъём, сколько желание доказать самому себе, что успешный менеджер эффективен везде, даже на госслужбе. По словам Дмитрия Шимкива, бывшего гендиректора «Майкрософт Украина», а ныне заместителя главы Администрации президента, самое сложное — расшевелить госслужащих и таки заставить их эффективно работать. Чиновники страшно не любят брать на себя ответственность. Так что принятие важных решений порой растягивается на недели, а то и на месяцы. К тому же большинство чураются командной игры, без которой достичь успеха практически невозможно. «Проблема в инертности системы, в глубокой зарегулированное, — объясняет Шимкив. — Нет доверия и нет лидерства».

В Администрации президента Дмитрий Шимкив отвечает за проведение в стране административных, социальных и экономических реформ. Для этого постоянно ищет квалифицированных сотрудников. Признаётся, что именно это занятие даётся особенно трудно, ведь найти хорошего менеджера на зарплату чиновника невозможно, при этом люди из старой команды в реформах не заинтересованы. Впрочем, более половины сотрудников АП уже заменили, а в самом ведомстве впервые ввели электронный документооборот. Это революционное новшество в разы сокращает время согласования оперативных решений и сохраняет миллионы гривен, ранее тратившихся на бумагу.

За семь месяцев работы в АП Дмитрию Шимкиву удалось сложить собственный пазл эффективности на госслужбе. По его словам, принимать решения следует только после того, как проблема изучена экспертами и те предложили несколько альтернативных вариантов её разрешения. Но даже в этом случае успех самой позитивной и правильной инциативы невозможен без согласия общества. Так что власть, считает Шимкив, в любом деле просто обязана быть открытой, заручаясь поддержкой людей. Именно такой подход используют частные корпорации, дорожащие своей репутацией. В противном случае о лояльности клиентов можно забыть.

 

Вечные ценности

Придя на службу в госорганы, бизнесмены берутся менять мировоззрение чиновников. Главное, признаются, — переориентировать их на достижение результата. Ведь пока большинство сотрудников госаппарата зациклено исключительно на самом процессе госслужбы. Как таковой цели у них нет. Поэтому и работают неэффективно. Причём 100% уверенности, что этот подход когда-то изменится, у пришедших во власть бизнесменов нет. «Или мы поборем систему и построим вместо бюрократических замков и королевств мобильные структуры, ориентированные на результат, или система поборет нас», — заявляет Влад Рашкован, и. о. заместителя главы правления Нацбанка, до этого работавший финансовым директором украинский «дочки» итальянского UniCredit Bank. По его словам, бизнес-подход в любом проекте предельно понятен: достижение прибыли и увеличение капитализации предприятия. При этом за провальные показатели ответственность всегда несёт конкретный человек.

Государству такие ценности чужды. Во властных кабинетах прибыль нередко рассматривают как способ личностного обогащения, а все провалы традиционно списывают то на несовершенное законодательство, то на отсутствие в бюджете денег. Виновных, как правило, не ищут. Их назначают. Так что задача новых госуправленцев — привить государственной системе ценности бизнеса. И хотя тот же Рашкован признаёт, что далеко не каждый успешный бизнесмен станет эффективным госслужащим, шансы на успех высоки. Ведь ценности у состоявшихся людей обычно не меняются. И если человек успешно руководил частной структурой, он непременно захочет показать такой же результат и в сфере госуправления.

На собственном примере это пытается доказать Михаил Радуцкий — заместитель главы Киевской городской государственной администрации. 22 года назад он создал крупнейшую в столице частную клинику «Борис». Теперь Радуцкий взялся за реформирование системы здравоохранения всего Киева. Он уверен, что даже при теперешнем скудном финансировании уровень медицинского обслуживания в государственных клиниках можно улучшить в разы. «Нужно снять ограничение по зарплате врачам, — уверен заместитель Виталия Кличко. — Доктор должен сам зарабатывать, а не ждать подачек от государства. Он должен получать четвёртую часть того, что заплачено за лечение — государством или самим пациентом. Тогда врачи будут биться за свою профессию». Впрочем, Радуцкий признаёт, что менять систему крайне сложно: «Иногда я и сам задаю себе вопрос: зачем мне всё это нужно? Когда приносят $500 тыс. за должность главврача, то я как бизнесмен, занимавшийся 20 лет частной медициной, начинаю считать: если вложены такие деньги, то за год эти люди предполагают украсть минимум $600 тыс. — чтобы вернуть вложенное и ещё $100 тыс. заработать. Мне два миллиона наличными приносили, чтобы купить место! И это в бедной стране за место главврача небольшой районной больницы в Киеве. Не понимаю, какой медициной занимался всю жизнь, потому что если бы мог давать такие взятки, летал бы уже на собственном боинге. Каждый день возникают ситуации, когда перестаёшь верить, что изменения возможны».

 

Сломались

Далеко не все успешные бизнесмены, решившие попробовать себя в роли чиновника, справляются с реалиями украинской государственной машины. Миллиардера Юрия Косю-ка, владеющего ОАО «Мироновский хлебопродук» (ТМ «Наша ряба», ТМ «Легко», ТМ «ФуаГра» и пр.), хватило всего на пять месяцев. С 3 июля по 8 декабря он работал первым заместителем главы Администрации президента. За это время публично о реформировании госсистемы и трудностях, с которыми пришлось столкнуться, Юрий Косюк практически не проронил ни слова. После увольнения он молча вернулся в свой бизнес. Близкие к Петру Порошенко люди предполагают, что чиновничьи обязанности могли изрядно наскучить бизнесмену. Глава Администрации президента Борис Ложкин уход своего заместителя связывает с графиком работы: «Юра привык к немножко более щадящему графику, нежели у нас. И он об этом честно сказал уже через два месяца, хотя ещё довольно долго работал после этого». Другие сотрудники АП говорят, что якобы во время пребывания Юрия Косюка на должности близкие к нему компании получили компенсацию НДС на 500 млн грн, а уход миллиардера якобы связан с невозможностью дальнейших преференций.

Впрочем, среди бизнес-менеджеров, чьи попытки переквалифицироваться в чиновников закончились неудачей, есть и те, кто о причинах ухода с госслужбы заявляет абсолютно открыто. Один из них — Денис Бродский, бывший HR-директор Platinum Bank, которому «стоп» сказала сама государственная машина. После Майдана он возглавил Нац-агентство по вопросам госслужбы, задачей которого было изменение подхода к выбору чиновников, их обучению и работе. Первое, за что взялся менеджер, — разработка нового закона о государственной службе, который готовился вместе с общественной инициативой «Реанимационный пакет реформ» и европейскими экспертами. Согласно предложенным новшествам должен был поменяться принцип назначения специалистов, пересматривалась зарплата госслужащего. «Концепция предусматривает создание независимого фонда, из которого ключевым руководителям будет платиться достойная зарплата, — объясняет Бродский. — Были проведены переговоры с представителями бизнеса, и многие соглашались финансово поддержать реформу госуправления». Кроме того, сокращались расходы на содержание госаппарата. Согласно коалиционному соглашению, документ должны были принять в конце 2014 года. Однако этого не произошло, а Денис Бродский на госслужбе продержался всего пять недель.

Увольнению предшествовал скандал. Агентству Бродского поручили за 24 часа расследовать причины задержки выплат семьям погибших на Майдане. Ведомство выяснило, в каких министерствах и как долго задерживали решение о выплатах. Для поиска конкретных виновных Бродскому нужен был приказ из секретариата Кабмина, однако, по его словам, бумагу из аппарата премьер-министра в течение отведённых на это трёх дней он так и не дождался. Это не помешало Арсению Яценюку раскритиковать работу руководителя Нацагентства. А когда последний попытался возразить, премьер, по словам Бродского, посоветовал ему «триматися за стульчика». Денис Бродский положил заявление об увольнении. Яценюк его подписал. «У большинства министров нет общей благородной цели, — возмутился Бродский. — Они по-прежнему заняты тем, что доказывают друг другу, кто круче и у кого больше полномочий».

Тем не менее большинство пришедших во власть бизнесменов сдаваться пока не собираются. Они признают, что риск поражения есть всегда, но тем слаще победа. А поскольку для топ-менеджера лучшей мотивации, чем желание во всём быть первым, найти сложно, оптимизм у бизнесменов во власти на высоте. Судьба им выдала карт-бланш, и не использовать этот шанс было бы непростительной глупостью.

Читайте так же:

Комментарии запрещены.

Последние новости:
Культура
Экономика