Ивана Миклоша пригласили в Украину в качестве советника министра финансов Наталии Яресько и министра экономического развития и торговли Айвараса Абромавичуса. Миклош четверть века занимается реформами в Словакии. С 1990 года — в качестве советника вице-премьера, а затем в общей сложности 12 лет в составе четырех словацких кабинетов на постах министра по вопросам приватизации, вице-премьера, министра финансов. Миклош не просто рассуждает, он дает конкретные советы Украине, опираясь на успех Словакии, а также других стран с переходной экономикой.

Что касается экономических реформ, самое важное — это стабилизация макроэкономических показателей и оздоровление бюджета. Очень важна также реструктуризация и восстановление банковского сектора. Все эти аспекты взаимосвязаны, и люди часто не понимают — насколько. Без стабилизации макроэкономических показателей и реструктуризации банковской системы невозможно достичь роста, привлечь инвестиции, создать благоприятный деловой климат, рабочие места.

Если говорить подробнее, то для оздоровления бюджета очень важно планомерно сокращать бюджетный дефицит, снижать степень вмешательства государства в экономику и уменьшать госрасходы. Сегодня их доля в ВВП Украины превышает 50%. Для сравнения: в успешных государствах с переходной экономикой — Словакии и странах Балтии — этот показатель менее 40%. Понятно, что это не сделать за год-два. Нужно действовать одновременно в двух направлениях — сокращать госрасходы и наращивать ВВП. И для этого требуется множество реформ, не только стабилизационных, но и структурных: изменение судебно-правовой системы, борьба с коррупцией и восстановление верховенства права.

В каких изменениях нуждается банковская система?

Ее нужно очищать. Убыточные и ненадежные банки должны уйти с рынка. Напротив, системно важные банки требуется укрепить. Думаю, НБУ правильно определил восемь крупнейших банков, три из которых — государственные, а остальные — частные. Если они не оздоровятся самостоятельно — с помощью собственного капитала и ресурсов, то государству придется их реструктуризировать. Это потребует затрат, но другого пути нет.

В 1998-м, когда мы начинали реформы в Словакии, ситуация в стране была примерно такой же, как в Украине. У нас не было войны. Но в плане коррупции, изолированности экономики, отсутствия шагов к евроинтеграции, госдолга, неэффективного госуправления у нас было примерно то же самое. В те времена государство владело тремя крупнейшими банками, которые находились на грани банкротства, и нам пришлось их реструктуризировать. Оздоровление стоило дорого: оно обошлось в 12% ВВП. Мы вывели из этих банков плохие активы, рекапитализиро-вали, а затем провели приватизацию. На открытом тендере их выкупили сильные международные банки. С тех пор наш банковский сектор работает очень эффективно. Например, во время мирового финансового кризиса в 2009 году на спасение банков мы не потратили ни евро.

Сколько времени есть у Украины на реализацию изменений?

Реформы — это бесконечный процесс. Они никогда не прекращаются, потому что год от года глобальная конкуренция только усиливается. Если другие проводят реформы быстрее, а вы топчетесь на месте, вас обгонят. Приведу пример. 25 лет назад, после падения коммунистической системы, ВВП на душу населения (по паритету покупательной способности) в Украине был таким же, как в Польше. В 2013-м по этому показателю Польша в три раза опережала вашу страну. Самые успешные страны с переходной экономикой — страны Балтии, Польша и Словакия. С 2003 по 2013 год в каждой из них ВВП на душу населения приближался к аналогичному показателю 15 старейших членов ЕС в среднем на 21,3 % в год — я называю этот процесс «динамикой конвергенции». В Венгрии, например, за аналогичный период этот показатель был всего 7%, в Словении — 3%. Знаете, в чем разница между этими странами? В скорости и глубине реформ. Венгрия и Словения отстают. В Словении до сих пор очень велика доля госсектора в банковской сфере, энергетике и ЖКХ

Какова цена глубинных реформ?

В краткосрочной перспективе нужно будет принимать непопулярные меры. Такова реальность. В частности, придется повышать энергетические тарифы. И не потому, что этого требует МВФ. Без повышения тарифов в Украине невозможно построить конкурентоспособную экономику. Газовые субсидии создают проблемы. Первая — коррупция. Опросы общественного мнения и экспертный анализ показывают: коррупция и отсутствие верховенства права — самое большое препятствие для бизнеса и инвестиций. В Украине (и не только) один из самых серьезных источников коррупции — регулируемые цены. Многие украинские олигархи сколотили состояние на разнице между искусственно заниженными — субсидированными — ценами и ценами рыночными.

Другая серьезная проблема Украины — устаревшая структура экономики. Страна потребляет огромное количество энергоресурсов и поэтому энергозависима. Рыночные цены на энергию — огромный стимул реструктуризировать экономику, внедрять энергосберегающие технологии. Кроме того, такие цены помогут Украине лучше использовать энергетический потенциал, например собственную газодобычу. В условиях низких цен инвестировать в нее бессмысленно — вы не получите отдачи. Непопулярные меры, которые ощущаются как «цена реформ», на самом деле — цена задержки их реализации.

Из вашего опыта, каким должен быть процесс повышения энергетических тарифов?

Сегодня у вас цены на уровне 15% от рыночных. Повышать их сразу или в два-три этапа — вопрос политический. В соглашении с МВФ указано, что переход на рыночные цены должен произойти до апреля 2017-го. Начинать процесс разумно в апреле нынешнего года, по завершении отопительного сезона. И я считаю, что лучше всего переходить на рыночное ценообразование сразу, предоставив при этом субсидии малообеспеченным. Думаю, с политической точки зрения непопулярные меры лучше вводить один раз, а не трижды, как в случае с поэтапным повышением. Причем как можно раньше, в начале электорального срока. Иначе потом сделать это будет труднее. Но решать, разумеется, будет украинское правительство.

Как вы оцениваете нынешний состав правительства?

Сейчас оно у вас отличное. Не в каждой стране можно увидеть правительство, состоящее из энергичных молодых людей, владеющих английским. Важно, что у них мощный стимул к проведению реформ. В каком-то смысле слабой стороной можно считать то, что у многих из них нет опыта в политике. Должность министра в конечном счете политическая. В реформах важны не только управленческие способности и энергичность. Нужна еще и политическая воля, способность руководить изменениями. Впрочем, бывает, что отсутствие политического опыта, особенно негативного, — это даже хорошо.

В украинской экономике высокая доля теневого сектора. Как с этим бороться?

Кроме всего сказанного, важные моменты — дерегуляция, либерализация, приватизация, изменение налоговой системы, снижение налогового бремени и очистка системы налогообложения.

В Словакии налоговая реформа — одна из самых успешных. У нас была очень сложная налоговая система, примерно как сейчас в Украине. Мы решились на радикальные шаги: за год разработали новую систему и с 1 декабря 2004-го внедрили ее. Практически все льготы и специальные налоговые ставки были отменены. Мы ввели единую ставку налога на прибыль для физических и юридических лиц и полностью отменили четыре налога. Ставка НДС стала единой без всяких исключений. Система получилась нейтральной, понятной и сбалансированной. Мы расширили базу и снизили ставки налогообложения.

Важно, что налоговая реформа проводилась единым пакетом с реформами госуправления, бюджетной децентрализацией, пенсионной реформой, реформой системы социального обеспечения и здравоохранения, трудового законодательства. Все необходимые законы были подготовлены в 2003-м и вступили в силу в декабре 2004-го. Если вы снижаете ставки прямых налогов, становится меньше стимулов уклоняться от них, а главное — меньше возможностей это делать.

Что делать с коррупцией?

Коррупция — серьезная проблема, и для борьбы с ней нужен комплекс мер. Необходимое условие — судебная реформа, но она требует времени. В Словакии судебная система до сих пор слабое звено. Более быстрый шаг — дерегуляция. Источник коррупции — искусственно созданные преграды: разрешения, лицензии, сертификаты. Отмените их. И расформируйте органы, которые их выдают — так вы, кстати, сэкономите государственные деньги. Еще один эффективный способ — приватизация. В странах с переходной экономикой госпредприятия — это один из главных источников коррупции. Когда я работал в правительстве в 2010-2012 годах, мы приняли закон, которой есть не в каждой стране Западной Европы. Информация о любой закупке, которую проводит госпредприятие, должна публиковаться в интернете. Если это не сделано, закупка считается незаконной. Закон сработал. Естественно, в борьбе с коррупцией важна и неизбежность наказания.

Демократия помогает проводить реформы или мешает?

Хороший вопрос. Это может показаться удивительным, но страны с переходной экономикой, в которых действовали более сильные и эффективные демократические институты, преуспели в реформах больше других. Если посмотреть на проблему шире, то, возможно, только две страны выпадают из общего тренда — Чили и Сингапур. В Чили существовал авторитарный режим, в Сингапуре он сохраняется до сих пор. И в то же время они успешны с точки зрения реформ и экономического развития. Но в других странах более сильные демократические институты означали более эффективные реформы. Посмотрите на бывшие республики СССР. С одной стороны — успешные балтийские страны, с другой — среднеазиатские, многие из которых в той или иной степени авторитарны. Грузия, например, была и остается демократической страной. Правительство Саакашвили, которое провело реформы, утратило власть. В диктаторском государстве это было бы невозможно. Во всех демократических странах Центральной Европы много раз менялись правительства. Конечно, и Украину можно назвать демократической страной, поскольку здесь тоже менялись правительства. Но нужно учитывать качество демократии, которое связано с уровнем евро-интеграции. Страны, пошедшие по пути евроинтеграции, были более успешны в проведении экономических реформ. Это хороший пример того, насколько взаимосвязаны евроинтеграция, демократия и реформы.

Читайте так же:

Комментарии запрещены.

Последние новости:
Культура
Экономика